Делегированный синдром Мюнхгаузена: форма насилия над детьми

Подпишитесь на нашу рассылку новостей Context: это поможет вам сделать ваши мероприятия содержательными.

Найдено самое модное платье....
7 часов назад
Онлайн Курс по Exel по Акции!!! Вы узнаете, как планировать и считать что угодно.
8 часов назад

Фото малерапасо / Getty Images

Заболевание было впервые выявлено в 1977 году. (На этом и других фото представлены модели, не имеющие отношения к этой истории)

Когда медицинский персонал в больнице Карлоса ван Бюрена в Чили. Больница Карлоса Ван Бюрена в Вальпараисо, Чили, подтвердила их опасения: трех с половиной лет ребенок уже был госпитализирован пять раз и прошел более одного курса антибиотиков — всего за девять месяцев.

Мальчик — назовем его Марио — постоянно возвращался в отделение отоларингологии детской больницы с одной и той же проблемой: странные выделения из обоих ушей, сопровождавшиеся небольшими воспалительными узелками в ткани слухового прохода, что мешало врачам исследуя его барабанную перепонку.

Официальный диагноз был «средний отит», но никто не мог объяснить, что его вызвало.

Лечение антибиотиками ребенок перенес хорошо, но симптомы вернулись сразу после выписки из стационара.

По неизвестным причинам он также несколько задержался в развитии.

«В возрасте трех лет он едва мог ходить и очень мало говорил», — говорит хирург Кристиан Папузински, входивший в бригаду врачей, лечивших Марио в отоларингологическом отделении детской больницы.

Три подозрительных составляющих

Дело Марио — настоящее удовольствие. Подробности этого клинического случая были опубликованы в 2016 году в чилийском медицинском журнале Revista de otorrinolaringología y cirugía de cabeza y cuello (Журнал отоларингологии и хирургии головы и шеи).

Авторское фото, Другое

При биопсии выявлено гранулематозное воспаление в наружных слуховых проходах ребенка.

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что произошло, почему это важно и что делать дальше.

Конец истории подкаста

Папузинский и медицинская бригада мальчика стали подозрительными по многим не связанным между собой причинам.

В первую очередь потому, что не было очевидной причины для возвращения симптомов болезни уха.

Имели место и некоторые необычные клинические явления в данном случае: наличие возбудителей (микроорганизмов), не встречающихся в норме при отите, а также необъяснимые раны.

Наконец, тот факт, что Марио заметно оживился, как только вышел из дома.

Папузинский говорит, что после того, как мальчик провел два месяца в клинике, врачи начали подозревать, что его мать могла положить ему в ухо раздражитель.

Мысль возникла во время первой биопсии, когда врачи заметили, что при поступлении в больницу малышу сразу стало лучше, — вспоминает хирург.

«Мы пришли к выводу, что может быть какой-то семейный фактор, который мы не учли. И одним из факторов может быть какое-то жестокое обращение с ребенком», — говорит врач, который признается, что никогда раньше не сталкивался с таким случаем. .

Но после осмотра ребенка социальными службами и детским психиатром гипотеза была отвергнута.

По словам Папузинского, мать отрицала, что жестоко обращалась с ребенком.

И до самого конца продолжала все отрицать.

«Очень встревоженная мать»

Мать Марио, казалось, искренне беспокоилась о здоровье своего сына.

«Она очень волновалась. Она всегда его сопровождала, всегда приезжала раньше срока и почти все дни и ночи проводила в больнице», — вспоминал чилийский хирург.

Марио провел более 80 ночей в этой детской больнице во время своего девятимесячного лечения.

Через семь месяцев после его первого признания правда случайно вышла наружу.

Фото Дж. Л. Барранко / Getty Images

Мальчик провел в больнице более 80 ночей за девять месяцев лечения

Мать ребенка, жившая в одной комнате с Марио, случайно увидела, как мать без ведома врачей вводила ему какое-то лекарство.

Врачи отметили в клинической карте, что мать Марио угрожала женщине молчать. Когда врачи спросили ее напрямую, мать Марио все отрицала.

Они вызвали полицию, которая обыскала мать Марио и обнаружила спрятанные в ее одежде и под кроватью сына шприцы.

Более 1 миллиарда людей заражено паразитами.
8 часов назад
Позаботьтесь о печени - она у вас одна!!!
6 часов назад

С доказательствами на руках врачи обратились в прокуратуру. Прокуратура вынесла постановление о запрете матери приближаться к ребенку, который быстро выздоровел и вскоре был выписан из больницы.

Врачи смогли впервые осмотреть барабанные перепонки Марио и пришли к выводу, что у него нет болезни уха.

Врачи также заметили значительное улучшение в общении ребенка с другими людьми.

Редко диагностируемый синдром

Оказалось, что на самом деле заболел не ребенок, а его мать: у нее был синдром Мюнхгаузена, который выявили психиатры той же больницы.

Это симулированное психическое расстройство было впервые описано в 1977 году британским педиатром Роем Медоу.

Фото Nadezhda1906 / Getty Images

Делегированный синдром Мюнхгаузена считается формой жестокого обращения с детьми: примерно в 7% случаев он убивает ребенка.

Делегированный синдром Мюнхгаузена — форма синдрома Мюнхгаузена, при которой человек симулирует симптомы болезни, чтобы вызвать сочувствие, сочувствие, восхищение и внимание врачей.

В случае делегированной команды ответственный за кого-то человек — чаще всего мать ребенка или опекун — фабрикует симптомы болезни, нередко даже причиняя ребенку физический вред.

Это считается своего рода жестоким обращением с детьми, которое очень часто не диагностируется ни врачами, ни ответственными лицами, иногда в течение месяцев или даже лет.

По данным чилийской медицинской бригады, около 7% таких случаев заканчиваются летальным исходом.

СМИ всего мира писали о самых громких случаях, приведших к гибели детей и последующему тюремному заключению их родителей.

Взрослые с этим психическим расстройством могут пойти на крайние меры, добиваясь внимания врачей: они могут ввести ребенку кровь, мочу и даже фекалии, чтобы он заболел, или дать ему лекарство, чтобы вызвать рвоту или диарею, или биопсию. ребенка или операцию.

Врачи пишут, что в случае с Марио истинная причина синдрома неизвестна, но считают, что заболевание недодиагностировано, поскольку врачи обычно подозревают родителей больных детей.

Многие клинические случаи свидетельствуют о том, что в подавляющем большинстве случаев виновником является мать, и чилийские врачи подтверждают это в 75% случаев.

Зачем они это делают?

На самом деле синдром Мюнхгаузена и его форма делегирования плохо изучены.

Эксперты в этой области считают, что те, кто сами подвергались насилию, жестокому обращению или были брошены родителями в детстве, подвержены риску развития этого психического расстройства.

Врачи также подозревают, что пациенты, которые причиняют себе вред или оскорбляют других, могут делать это, чтобы вызвать сочувствие, внимание или восхищение своими способностями справляться с трудностями.

Фото Боссей / Getty Images

Делегированный и нормальный синдром Мюнхгаузена еще недостаточно изучены.

С другой стороны, даже при наличии подозрений медицинскому персоналу нелегко напрямую требовать объяснений от пациентов с подозрением на синдром Мюнхгаузена.

Есть риск: если они начнут углубленно расспрашивать пациентов, то они будут недоверчивы, будут оправдываться или вовсе исчезнут, чтобы обратиться за помощью в другую больницу, где их еще не знают.

Именно это и произошло с Марио: его направили в госпиталь Вальпараисо из другой больницы, где он неоднократно наблюдался и где врачи так и не смогли поставить диагноз.

Другая опасность может заключаться в ошибочном обвинении пациента со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«Это очень сложная ситуация, — говорит Папузинский.

Британский педиатр Рой Медоу, впервые описавший синдром, оказался в двусмысленной ситуации после выступления в качестве свидетеля в нескольких судебных процессах против родителей, ложно обвиненных в убийстве своих детей.

«Нормальная жизнь» с бабушкой

В случае с Марио судья суда по семейным делам приказал передать мальчика на попечение его бабушки.

Фото Толстая камера / Getty Images

Малыш быстро выздоровел после того, как у его матери диагностировали синдром

По словам доктора Папузинского, это изменение положительно сказалось на здоровье ребенка, он начал хорошо ходить, улучшилась речь, он стал лучше общаться со сверстниками и смог посещать школу.

Мать Марио может видеть его в присутствии третьего лица и в настоящее время обращается за помощью к психиатру, чтобы в будущем снова воспитывать сына.

По словам хирурга, лечившего Марио, сейчас мальчик ведет нормальную, здоровую жизнь и не проявляет никаких признаков влияния на действия матери.

Раз в год он приезжает на профилактический осмотр в больницу, где когда-то лечился.

Вязанные шапки натуральный мех лисы...
6 часов назад
Нежен с кожей, беспощаден к волоскам...
9 часов назад

Читайте также