«Доигрались. Уже дети стали умирать». Реаниматолог — о катастрофической ситуации и четвертой волне молодых

Более 1 миллиарда людей заражено паразитами.
8 часов назад
Ваша кожа скажет спасибо вам...
10 часов назад

34 года и 92 процента повреждения легких, 33 года и 78 процентов. Вы все еще думаете, что пожилые люди с букетом сопутствующих заболеваний попадают в реанимацию с новой коронавирусной инфекцией? К сожалению, в третьем и четвертом росте вирус распространился на молодых и в целом здоровых особей. Какой путь выбрал COVID-19? И что будет дальше? «Доктор Петр» пообщался с Сергеем Винниковым, врачом-реаниматологом временного госпиталя в Ленэкспо в Санкт-Петербурге, заведующим реанимационным отделением павильона 5.

Сергей Винников, заведующий отделением реанимации №7 павильона 5 «Ленэкспо»

Волна молодых

— Прошлой зимой я не помню, чтобы среди заключенных была группа 30-летних, — сказал Винников. — Начиная с лета у нас становится все больше молодых пациентов, больше половины из них 30-40 лет. Проблема в том, что вирус распространяется молниеносно. Летом, возможно, от жары, больные умирали в течение 2-3 дней. Это очень тяжелые волны, это совсем другой вирус.

Врач напоминает, что в первую волну, если заболел один человек в семье, не могло быть и речи о заражении остальных. Даже если бы муж и жена спали в одной постели, один заболел бы, а другой остался бы совершенно здоровым. В последних волнах такого уже нет, если заболел один человек, заболевает вся семья.

— Самое страшное, что дети стали болеть и стали умирать. Это так называемое «веселое время», сказал Винников.

Несколько пациентов с тяжелым поражением легких сейчас находятся в реанимации. У них нет сопутствующих заболеваний и они не старше 40 лет.

— Женщина, 34 года, поражено 92%, молодая акушерка — 92%, парень, 33 года — 78%, было еще двое мужчин лет сорока, 80 на 95% — подсчитывает врач реанимации.

Фото Сеть городских порталов

Также в реанимации находится пациент со 100% поражением легких. Об этом обычно пишут в посмертной эпопее, но этот человек жив.

«Он в сознании, но компьютерная томография показала 100-процентное изменение», — сказал Сергей Винников. — Дышит кислородом, но не большим потоком. Ест и пьет, давление в норме. Я не знаю, что произойдет. Его состояние может измениться в течение часа: закрывается последняя альвеола и все. Тромбоэмболические осложнения встречаются очень часто.

58-летний мужчина заболел накануне госпитализации. У него было всего 25% повреждения легких. Однако его состояние быстро ухудшилось, достигнув 100 процентов в течение двух дней.

— Он находится в реанимации уже 27 дней, у него вторая инфекция. Я не знаю, что с ним будет, но он должен дышать самостоятельно, без респиратора», — сказал он.

Женские спортивные костюмы по СКИДКЕ 70% промокод XML1
8 часов назад
Найдено самое модное платье....
9 часов назад

Мытье головы мотивирует к жизни

Конечно, некоторые схемы лечения уже разработаны. Врачи определяют группу тяжелых больных. В лечении часто используются моноклональные антитела, которые доказали свою эффективность, если их вводить как можно раньше после начала заболевания.

— Первую дозу дают уже в профильных палатах, — пояснил Сергей Винников. — Бывает даже, что еще не все тесты получены в соответствии со стандартами. Мы должны быть активными. Если дождаться тестов, несколько дней задержки с инъекциями могут оказаться фатальными. Очень важно вовремя выявить тяжелых больных в палате. Своевременное начало терапии моноклональными антителами в палатах – это не задача реанимационного отделения.

Если больной находится на искусственной вентиляции легких, это катастрофа. Потому что крайне редко пациентов удается сфотографировать с аппаратом ИВЛ.

Во временной больнице Ленэкспо есть психолог; работает с больными в реанимационном отделении. Но реаниматологу иногда приходится самой выступать в роли психолога — многие пациенты начинают раньше сдаваться и швабрить.

«Я смотрю по обстоятельствам, я давно работаю и живу, и к каждому нужен свой подход», — сказал Винников. — Мы часто моем пациентам головы, чтобы поднять им настроение. Обычно женщины — те, кто уже идет на поправку и те, кто только начинает поправляться. Вроде бы такая простая процедура, но мотивирует к жизни. Они хотят сразу поправиться, потому что «немытая голова — одна беда».

С большими начальниками сложнее. Они привыкли всем руководить, решать, какое лечение им нужно, отказываться от чего-либо.

«Мы должны показать им, что это выход в палату, а там черные мешки и железный гурит», — пояснил Винников. — Они также могут видеть, как проводится реанимация: во время закрытого массажа сердца, во время интубации они слышат «выстрелы» дефибриллятора. Это все довольно сложно, мы стараемся ставить экраны, чтобы они этого не видели, но все же… Многие из них сразу переворачиваются на живот. И соблюдают все рекомендации врача.

Люди перестали бояться

В целом многое изменилось по сравнению с первой волной вируса. Если раньше все боялись, слушали и уважали врачей, а в больницах были волонтеры, которые помогали ухаживать и поддерживали больных, то вдруг все перестали бояться. Некоторые люди наотрез отказываются от вакцинации и ношения средств защиты.

— Там лежал мальчик, его ребенку только что исполнился годик. Он умолял о помощи, но как только ему стало лучше, на вопрос, почему он не был привит, стал говорить, что в соседнем здании лежат его друзья, которые были привиты и тоже заболели. Но они шли сами по себе, без кислорода! И он в реанимации. В этом разница между прививками. Если бы он был привит, то мог бы отправиться в палату вместе с коллегами, — говорит Сергей Винников.

Конечно, противников вакцинации во всем мире хватает. В Италии, где тела в прошлом году перевозили на грузовиках в Палермо и люди сидели как мыши, сейчас протестуют студенты.

— Я не первый и не последний, кто поднимает тему вакцинации. Уже 10 лет у нас есть фильмы об убийцах и передачи о врачах, которые их убивают. На этот раз мы сделали это, мы получили вакцину. Но все тут же закричали: «Ни за что, так не пойдет». Но это факт — вакцина работает. И мы упали на колени, дети стали болеть и умирать! — доктор взволнован. — Из-за роста заболеваемости просто не хватает профильных специалистов. Врачи-инфекционисты уже работают у переподготовленных стоматологов. Ситуация очень сложная.

Тем временем

Не только врачи, но и ученые возмущены провалом вакцинационной кампании. По их мнению, в нежелании людей вакцинироваться виноваты чиновники: у государства есть гигантская пропагандистская машина, средства и умение убеждать.

«Государство не сделало всего, чтобы склонить население к вакцинации. Прививки необходимы для предотвращения распространения инфекции и развития тяжелых случаев. Конечно, можно всех заставить сделать это под угрозой расстрела, но это решение приведет к социальному взрыву.Можно попытаться переубедить народ.Но как это сделать — дело власти.Процент привитых в России недопустимо низок для страны,заявившей на весь мир,что она первыми разработали вакцину от коронавируса, заявил молекулярный биолог, заведующий лабораториями Института молекулярной генетики РАН и Института биологии гена РАН Константин Северинов.

Нежен с кожей, беспощаден к волоскам...
8 часов назад
Более 1 миллиарда людей заражено паразитами.
8 часов назад

Читайте также