Киселева: Мы помогаем обрести радость материнства женщинам с раком матки

Когда полвека назад сердце впервые было пересажено для человека, пациент жил всего две недели. Но это событие радикально изменило медицинскую науку, медицинскую практику и медицинскую этику. Новые технологии буквально ошеломляют нас сегодня. Это также относится к лекарствам. Мы приветствуем его с волнением? Отключение непредсказуемых последствий вмешательства в нас, в нашем человечестве?

Как я похудела на 17 кг. за две недели.....
8 часов назад
Более 1 миллиарда людей заражено паразитами.
9 часов назад

Доктор Хаб. Марина Киселева, профессор, управляет департаментом новых медицинских технологий в исследовательском центре медицинской радиологии А.Ф. Tsyba. Марина Викторовна — гинеколог с размножающейся вспышкой, к самым интимным вопросам жизни. Центр TSYB фокусируется на лечении пациентов с раком. И Марина помогает женщинам не только избавиться от злонамеренного заболевания, но и поддерживать качество жизни и найти радость материнства. Но здесь чисто медицинские проблемы особенно переплетены с этическим.

Марина Викторовна, если театр начинается с вешалки, медицинское учреждение начинается с приема. Прошли раздутые «дела» и их вечный поиск. Вся электроника, администратор не нужен. Но вот женщина, чтобы выразить это мягким, а не у пожилых людей, едва рассказывает о ее списке медицинских услуг.

Марина Кизелева: Не только очень старуха трудно понять эти письма. Их понимание не всегда легко даже для молодой женщины. И вам, вероятно, нужен человек, который может помочь. Вы должны быть в состоянии слушать пациента. Вы должны слушать пациента таким образом. Но такие специалисты не предусмотрены графикой сотрудников.

Вы предлагаете расширить кадровый стол? В то время, когда процесс максимального ограничения SO -наз слуги.

Марина Киселева: Мы все участники. Вот как это сказано сейчас: не медицинская помощь, а медицинские услуги.

Многие из наших несчастий возникают в результате этого изменения понятий. В конце концов, медицинская помощь — это помощь, а не услуга.

Марина Киселева: И наша забота обязательно включает в себя способность общаться с пациентом, с способностью объяснить ему, что происходит с ним и какими могут быть последствия данного визита. 29-летняя женщина приходит ко мне. У нее диагностирован рак матки. У нее еще не было детей. Он должен подвергнуться операции по удалению матки и пройти химиотерапию и радиацию. Наш разговор начинается с разговора. Я говорю пациенту о новых медицинских технологиях, которые в будущем помогут ей стать матерью.

Марина Кизелева: Нет матки. Сегодня криочанция генетического материала для таких пациентов разрешена законом. Криоконсервация может храниться в нашем Cryobank бесплатно в течение долгого времени. И это должно быть сделано до лечения рака.

Но у женщины раковая матка. Можно ли использовать ее крик Джомерс?

Марина Киселева: Вы можете. Мы берем генетический материал, то есть яйца не из матки, а из неповрежденных яичников. И хотя существует довольно длинный процесс сложного лечения, его эмбрионы разводятся в специальной эмбриологической лаборатории. Эти эмбрионы хранятся бесплатно в специальном криобанке, пока женщина не решит выполнять репродуктивные функции. Тогда ее собственный ребенок может родиться благодаря заменительному материнству.

Есть ли гарантия того, что женщины -биоматериал будет загружен? Нет ли заменителей?

Марина Кизелева: В нашем учреждении не может быть заменителей. 32 здоровых детей уже родились с использованием этой технологии.

Позаботьтесь о печени - она у вас одна!!!
10 часов назад
Позаботьтесь о печени - она у вас одна!!!
10 часов назад

Кто выбирает заменительную мать?

Марина Кизелева: Только сам пациент. И наше учреждение — и я убежден, что это правильно — я не вмешиваюсь в выбор и отношения пациента с заменительной матерью. Это немного другая этическая проблема, рожденная одними и теми же новыми технологиями. Хотя эти технологии сейчас больше не принадлежат к категории новых технологий.

Но в новом году нельзя идти без новых технологий. Тем более в учреждении, возглавляемом общежитием Андреем Дмитривесом Каприном. Возможно, именно в 2018 году сбудется профессиональная мечта о трансплантации матки. Тем более, что, как вы признали, есть пациент, которого вы лечите давно и которому такая операция была бы действительно полезна. И самое главное, есть донор — ее мама.

Марина Киселёва: Мы впервые говорим об этом открыто. Это обязательно требует обсуждений, совместных усилий и консолидации с ведущим трансплантологом страны, академиком Сергеем Владимировичем Готье. В мире уже проведено 11 трансплантаций матки. Девять женщин после этой операции родили здоровых малышей.

В мире было проведено 11 трансплантаций матки. Девять женщин родили здоровых детей.

Пересадка матки может показаться проще, чем пересадка сердца или поджелудочной железы. Но трансплантация этих органов практически растет в большинстве стран. А трансплантаций матки всего 11 случаев в мире. Какова причина?

Марина Киселева: Это можно объяснить тем, что основное предназначение матки – вынашивание ребенка. Это огромная функциональная нагрузка и риск отторжения трансплантата. А это требует сложнейшей экспериментальной подготовки на животных, тщательного подбора доноров.

Орган от трупного донора в данном случае не подходит?

Марина Киселёва: Только матка живого донора. Если, например, в случае трансплантации печени можно извлечь фрагмент от живого донора, поскольку печень обладает регенеративной способностью, то это не относится к матке: фрагмент не может быть изъят. Также нельзя трансплантировать трупную матку. Это сразу же порождает законодательные проблемы. В Российской Федерации трансплантация матки не входит в перечень органов, которые могут быть использованы для трансплантации.

И все же вы собираетесь проводить такую ​​пересадку? Что насчет законодательства?

Марина Киселёва: Когда мы только начали заниматься вопросами онкофертильности (то есть предоставления возможности женщинам, больным раком, иметь детей), мы добились изменений в законодательной базе. Надеемся увидеть нечто подобное и сейчас. Тем более, стоит обратиться к положительному зарубежному опыту.

У вас есть конкретный кандидат на такую ​​трансплантацию. Это кто? Я не имею в виду его имя.

Марина Киселева: Это 28-летняя балерина, которая в силу своей профессии не родила ребенка. У нее рак эндометрия. Это было успешно вылечено. Ее мама — ей еще нет и 50 — узнала из интернета, что в мире есть случаи удачных трансплантаций матки, после которых женщины рожают. Ее мать попросила нас оперировать ее дочь. Она готова отказаться от чрева дочери. На наш взгляд, для такой операции есть все условия. Это тот случай, когда новые технологии диктуют новые отношения между врачом и пациентом. И это то, на что мы действительно рассчитываем.

Давно искала где купить самоклеющиеся накладные ресницы...
8 часов назад
Меня спасла только медитация.
9 часов назад

Читайте также