Применение офф-лейбл препаратов — это прорыв для детской онкологии, считают врачи

Принятие в конце прошлого года закона о применении в лечении детей лекарственных средств, не одобренных уполномоченными органами для применения по специфическим показаниям (офф-лейбл-препараты), стало одним из лучших решений для развития детской онкологии и гематологии, в частности, это первый шаг к увеличению доступности наиболее эффективных лекарственных средств. Кроме того, пациенты, проходящие лечение после 18 лет, теперь смогут продолжить лечение под наблюдением своих врачей еще в течение трех лет, сообщили ТАСС врачи-онкологи.

Срочно лечите! Мой совет...
7 часов назад
Ваша кожа скажет спасибо вам...
8 часов назад

«Важным пунктом закона является то, что в России разрешено применять препараты не по назначению. Это препараты, в которых в инструкции по применению не указано, что их можно применять у детей, или конкретный препарат не зарегистрирован в РФ вообще.Эти препараты можно отнести к разряду самых примитивных,в том числе и вроде бы очевидных,таких как глюкоза или физиологический раствор.Не говоря уже о большом количестве антибиотиков и химиопрепаратов.Принятие такого закона позволяет нам,по решению медицинских советов, использовать современные, инновационные препараты и технологии, как только они станут доступными», — заявил ТАСС Александр Карачунский, заместитель генерального директора Рогачевского медицинского исследовательского центра, директор Института онкологии, радиологии и ядерной медицины.

До недавнего времени применение препаратов, официально не разрешенных для применения у детей, было связано со многими юридическими проблемами из-за отсутствия официальных исследований препарата у детей, которые проводил бы производитель препарата при его выпуске на рынок, пояснил ТАСС, главный врач Научного центра гематологии, онкологии и детской иммунологии Д. Рогачев. Об этом ТАСС сообщил доктор медицинских наук Дмитрий Литвинов. «В принципе такие препараты применялись лечащим врачом на свой страх и риск. Несомненно, их применение является результатом всего опыта, накопленного медицинским сообществом. Опыт не только индивидуален для каждого врача, но и результаты академических исследований по Он добавил, что это очень разный уровень — от отчетов о единичных случаях до крупных сравнительных многоцентровых исследований.

По словам Литвинова, принятие закона — «первый шаг к повышению доступности наиболее эффективных препаратов в детской онкологии».

Мы должны изменить тарифы

В то же время для того, чтобы закон был полностью эффективным, в график оказания медицинской помощи детям должны быть включены препараты не по прямому назначению. «До сих пор такие препараты не входят в детские тарифы, потому что до недавнего времени они не были официально утверждены. Если они не разрешены, значит, они не финансируются государством. Это основная проблема – разрыв между затратами современной терапии в детской онкологии и средств, которые государство может на законных основаниях выделить на это», — подчеркнул Литвинов.

Он добавил, что до вступления в силу закона, даже если использование этих препаратов было возможно в исключительных случаях, получить их было крайне сложно. «Все онкологические больные не до конца плановые, требуют лечения здесь и сейчас, его нельзя откладывать надолго. А процедура федеральных закупок на основании решений медицинских комиссий всегда очень трудоемка. Это одна из болезненных проблем доступности. .современное медицинское обслуживание в педиатрической практике.Вот почему мы часто привлекаем благотворителей — именно для получения таких комплексных препаратов.Это касается не только онкологии,но и других нишевых направлений медицины.Других педиатрических направлений-эндокринологов,кардиологов и тд на «, — сказал эксперт.

Срочно лечите! Мой совет...
10 часов назад
Ваша кожа скажет спасибо вам...
10 часов назад

Лечение до 2021 г.

Документ, подписанный президентом России Владимиром Путиным 30 декабря, также предусматривает, что молодые люди, достигшие 18-летнего возраста, могут продолжить лечение в детском центре, где оно началось, до 2021 года. Отмечается, что такие стандарты необходимы для обеспечения преемственности и комплексного лечения детских заболеваний. «Таким образом вы предотвращаете хроническую, длящуюся трагедию, при которой подростки после 18 лет попадают в учреждения для взрослых. На мой взгляд, это законодательство стало одним из самых совершенных в мире для развития детской онкологии и гематологии. «, — считает Карачунский.

Он отметил, что по данным Московского НИИ рака. П.А. Герцена, филиала Национального научного медицинского центра радиологии Минздрава России, ежегодно в России болеют онкологическими заболеваниями более 624 000 человек. человек, а ежегодно от 3,5 до 4 тысяч. Дети. «Детская онкология и взрослая онкология — совершенно разные сферы, с этим надо согласиться, другое дело — лечить 3500 детей и сосредоточить на них все свои финансовые силы, интеллект и т. д. Лечение 624 000 взрослых — разное. Детская онкология и взрослая онкология не совпадают — у них разная логистика, разные заболевания, они ведут себя по-разному биологически», — сказал эксперт.

«Если у взрослого мы приобретаем дополнительные 3-5 лет жизни, [а] это колоссальное достижение, ребенок должен просто выздороветь. Причем выздороветь без каких-либо последствий. Он должен завести семью, работать, учиться, получить профессию Поэтому детская онкология и взрослая онкология имеют совершенно разные цели, разные задачи реабилитации, добавил он.

Еще одним элементом, на который повлиял новый закон, являются правила квот. «На данный момент суммы на лечение онкологических заболеваний у детей небольшие, потому что они покрывают только две недели лечения в клинике, включая питание, лекарства, работу врачей, амортизацию палат и оборудования. Эти суммы очень маленькие и они оплачивается страховыми компаниями, а не государством Лично я считаю, что для России было бы лучше уйти от государственного финансирования, как это происходит в Норвегии, скандинавских странах, Нидерландах.Главное новшество в том, что теперь все лечение будет цитироваться по протокол по этому заболеванию», — сказал Карачунский.

Например, лечение острого лимфобластного лейкоза стоит 3,5 млн рублей и сумма, соответствующая этой сумме, в настоящее время расходуется на весь период лечения этого заболевания, пояснил эксперт. «Это в корне меняет ситуацию, потому что, когда этих сумм много, приходится, может, 10 и более раз, снова закрывать историю, это огромная бумажная нагрузка для врачей. Могут быть ошибки. Это нововведение полностью меняет работу врачей, повышает качество лечения, освобождает время врачей на учебу, общение с родителями и просто на отдых, тогда как сейчас 90% времени врачей уходит на открытие и закрытие карт пациентов, добавил он.

По его словам, преимущества для пациентов заключаются в том, что «эффективные препараты им будут прописаны сразу, их сразу выпишут и отпустят, их не придется искать, покупать, просить милостыню».

До минус 20 кг за 1 курс применения....
10 часов назад
Ваша кожа скажет спасибо вам...
9 часов назад

Читайте также