В России начался ажиотаж с лекарствами

Перспектива остаться с корой дуба и листом платана может стать реальностью в ближайшие несколько месяцев. Так говорят эксперты фармацевтического рынка. Правительство России уже подготовило меры по регулированию ситуации на рынке фармпрепаратов и изделий медицинского назначения, но, по словам экспертов, смягчить удар не удастся. Так, государство намерено активно применять процедуру принудительного лицензирования фармацевтической продукции и ввести в стране особый порядок для изделий медицинского назначения. Об этом сообщил премьер-министр Михаил Мишустин.

Как я похудела на 17 кг. за две недели.....
7 часов назад
Тональный крем от Christian Dior делает чудеса.
7 часов назад

Фото: Алексей Меринов

По словам Мишустина, правительству будут предоставлены дополнительные полномочия для оперативного принятия решений, связанных с наркотиками. С этой целью пересматривается целый пакет правил. Среди прочих мер — возможность введения ограничений на вывоз из страны медицинских изделий, которые поставлялись из стран, присоединившихся к санкциям. В распоряжении поставщиков лекарственных средств и изделий медицинского назначения по контрактной системе будет особый режим работы (который не уточняется).

Более того, планируется активно использовать механизм принудительного лицензирования, который был установлен законом несколько лет назад. Речь идет о возможности воспроизведения аналогов препаратов, на которые не истек срок патентной защиты, без согласия патентообладателя.

Виктор Дмитриев, глава Ассоциации российских фармацевтических производителей, настроен оптимистично:

— Начнем с того, что ни лекарства, ни медицинское оборудование не запрещены. Поэтому поставки наркотиков не прекращаются. Другое дело, что это сопутствующие проблемы. Европейские водители физически боятся к нам ехать, а наши боятся ехать в Европу. Но я думаю, что мы можем решить эти проблемы.

— Что будет с ценами?

— Цены, понятное дело, будут зависеть от курса рубля. И пока никто ничего не понимает. Но наши главные задачи – сохранить ассортимент и низкие цены. Есть механизмы, которые позволяют это сделать.

— Какое количество хотя бы жизненно необходимых препаратов, включенных в специальный Перечень ЖНВЛП, сегодня могут выпускать российские производители?

— Да, мы все способны на производство. Сегодня 65% лекарств на рынке, если считать по упаковкам, — российские препараты. И наши лекарства дешевле импортных.

— А в случае с биологическими препаратами — тот же процент?

— Мы единственная страна в мире, которая зарегистрировала наибольшее количество биотехнологических препаратов. Не только русский.

— Что вы думаете о расширении использования принудительных лицензий?

— Положительно. Мы способны воссоздать что угодно. Принудительное лицензирование уже давно является частью нашей правовой базы. Мы неоднократно предлагали патентовладельцам разработать четкий и прозрачный механизм применения этого принципа. Кстати, изначально он был изобретен в США. Помните, когда после нападения на Башни-Близнецы были отправлены конверты со спорами сибирской язвы? И для него в мире был только один антибиотик — ципробиум, производства компании «Байер» в Германии. Препарат стоил 2 доллара, но американцы сочли его дорогим и всю ночь вели переговоры с производителем, который снизил цену до 90 центов. Насколько мне известно, это произошло из-за угрозы принудительного лицензирования.

— Но все же это не совсем так.

— Будет то же самое: либо вы предоставите препарат по разумной цене, либо мы наложим принудительные лицензии. Такова ситуация на данный момент.

Как я похудела на 17 кг. за две недели.....
7 часов назад
Английский За 4 Недели 2в1, для начинающих. Состоит из видео и аудио курса.
6 часов назад

— Достаточно ли у нас производственных мощностей, чтобы «удвоить» его?

— Более, чем достаточно.

— И все производственные линии российские?

— Нет, железо полностью импортное, вот в чем проблема. В России расположено много заводов-производителей иностранных компаний. Акционеры опасаются, что они будут национализированы. Но результаты моих встреч на всех уровнях показывают, что у России нет планов национализировать.

— Вопрос в том, захотят ли они здесь работать.

— Это другой вопрос. Мы освоили технологию. Есть опыт Ирана, который живет под санкциями: торговых наименований на рынке меньше, чем в нашей стране, но МНН (международные непатентованные наименования) все присутствуют.

— А где мы возьмем фармацевтические субстанции, т.е. сырье для производства таблеток? Будут ли Китай и Индия продолжать поставлять их?

— С Китаем и Индией проблем нет. Китайцы даже готовы заменить то, что мы взяли из Европы — и оборудование, и запчасти. Да, к нам боятся приезжать водители, которые привозят вещества из Европы. Мы примем решение, как закрыть это дело, мы упорно работали два дня. У нас есть вещества на 2-4 месяца и пока держим старые цены. Крупные федеральные дистрибьюторы работают по старым ценам, есть ценовые спекуляции на уровне второго дистрибьютора и аптек.

— А как насчет орфанных препаратов?

— Сейчас мы решаем проблему орфанных препаратов, в первую очередь с точки зрения логистики. Очень много таких препаратов поступает не только из ЕС, но и из Америки, будем думать, как их доставить. Мы не сможем доставить их по воздуху — ни по морю, ни через промежуточные пункты отгрузки.

. Между тем другие эксперты настроены гораздо мрачнее. Опрошенные корреспондентом «МК» представители зарубежных фармкомпаний осторожно заявили, что не будут комментировать ситуацию. Однако они дали понять, что долго на нашем рынке не задержатся. Врачи часто нецензурно выражаются, говоря о местных аналогах импортных продуктов.

— В настоящее время аптеки не загружают товары, — сказал депутат Кнессета Павел Лисовский, ведущий эксперт фармацевтического рынка. — Я только что разговаривал с менеджером аптечной сети, и он говорит, что берет товар у поставщиков по одной упаковке. Дистрибьюторы хранят товар 2-3 месяца. И уже был поспешно спрос. Продажи в феврале были даже выше, чем в декабре, чего не было никогда раньше, даже во время пандемии. Аптеки вводят наценки, но это залог самого бизнеса. Несколько дистрибьюторов также подняли цены, чтобы защитить свои запасы, а не для получения прибыли.

— Что будет с дальнейшими поставками?

— Чтобы существовал запас, должны быть обеспечены лекарства. И даже если компания готова нам его доставить, с поставками возникают серьезные проблемы. Воздушный транспорт отменяется. Грузовики F — 70% грузовиков принадлежат полякам, которые не очень хотят сейчас ехать в Россию. Некоторые компании прекратили поставки, и это не политика, а экономика — пока курс доллара не закрепится. Ходят слухи о представительствах компаний, которые приказали не загружать товары в Россию.

— По вашим оценкам, справятся ли наши производства с задачей импортозамещения лекарств?

— Производственное оборудование, может быть, и да, но замены нет! Производители готовы закупать вещества по предоплате, а китайцы готовы их нам продавать, но поставлять их никто не будет: все порты закрыты. Китай готов, но китайские банки не хотят принимать платежи от наших компаний, потому что боятся санкций. Вещества хватит на два месяца — и то только для крупных фармкомпаний. И самое интересное, что европейских субстанций не будет вообще. Нам говорят заменить их китайскими и индийскими. Но по закону у нас есть требование перерегистрировать препарат при смене. И это занимает в лучшем случае полгода, а то и год. Еще говорят: давайте через Казахстан. Вас не будет! Никто не сможет продать немаркированный товар. В общем, сегодня мы наблюдаем разрушение всей цепочки поставок. И возврат в 90-е, когда была свинг-торговля и у кого был товар, тот и распоряжался, так что мог назначать цену, которую хотел.

Тональный крем от Christian Dior делает чудеса.
6 часов назад
Позаботьтесь о печени - она у вас одна!!!
8 часов назад

Читайте также